Федор Федорович Торнау (Торнов) – знаменитый русский разведчик времен Кавказской войны. Он родился в Полоцке в 1810 г. Его дед был екатерининским генералом. А отец прославился в Бородинском сражении и стал прототипом героя-артиллериста Тушина в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». Сам же разведчик – прообразом главного героя другого романа писателя – «Кавказский пленник».

Торнау с отличием окончил Царскосельский лицей и поступил на военную службу. Получил звание прапорщика. Воевал на Балканах, в Польше. За взятие Варшавы ему дали чин подпоручика и серебряную медаль. После сильной контузии перевели в Петербург, а оттуда – на Кавказ. Здесь его командиром стал бывший лицеист, сокурсник Пушкина – В.Д. Вольховский.

В 1834–1835 гг. перед отдельным Кавказским корпусом поставили задачу создать береговую Черноморскую линию. Войска должны были занять побережье от Анапы до Гагр и построить несколько военных укреплений. Но русское командование ничего не знало о тех местах – о тропах и перевалах, об экономике и местах проживания населения, о названии и количестве племен. Было только известно, что там успешно действовали английский разведчик Джон Белл и турецкие эмиссары. Они обеспечивали горцев порохом и оружием, вели активную агитацию против России.

Вольховский предложил прапорщику Федору Торнову разведать эту территорию, и тот согласился. Была продумана легенда. В те времена в горах Черноморья славился некий князь-абрек Тембулат Карамурзин. Около 15 лет он в одиночку воевал против России, мстил за отнятые у него земли и семью, сосланную в Астраханскую губернию. Вольховский предложил ему в обмен на отнятые у него богатства провести русского разведчика вдоль побережья. На переговоры с князем генерал пришел лично, один и без оружия. Карамурзин был поражен доверием и согласился быть проводником Федора Торнау.

Торнау обрил голову, отпустил бороду, переоделся в черкеску и стал выдавать себя за чеченского абрека, полагая, что навряд ли на Западном Кавказе найдется человек, говорящий по-чеченски. Свое путешествие к реке Саша или Сатчи-Пста, как ее называли горцы, Торнау описал в своей книге «Записки кавказского офицера».

Кавказский хребет они перешли в районе селения Ахчипсоу – недалеко от современной Красной Поляны – и оттуда отправились в селение Чужчуа, что находилось на реке Мце (Мацеста). Торнов обратил внимание, что повсюду были завалы из могучих дубов, – горцы готовились к войне. Разведчик фиксировал все оборонительные укрепления черкесов, дороги, броды через реки. Потом эти данные пригодились при высадке десантов.

Торнау начал вызывать подозрение у некоторых влиятельных горцев. Из осторожности он менял цвет лошадей и черкески, никогда не говорил заранее, когда и куда он намерен ехать, никогда не возвращался прежней дорогой.
Осенью 1836 г. генерал Г.Х. Засс приказом отстранил Карамурзина и навязал Торнау в помощники трех беглых абреков, которым обещал хорошее вознаграждение, если они проведут русского офицера через Главный Кавказский хребет к берегу Черного моря. Один из них – Асланбек Тамбиев – арестовал Торнау и потребовал за него большой выкуп.

Пленника усиленно караулили. Торнау держали в глухом черкесском ауле. В своих воспоминаниях он писал: «К чести горцев могу сказать, что, кроме Тамбиева, подвергавшего меня из жадности к деньгам действительно трудно переносимым мучениям, надеясь этим способом добиться своей цели, все они, не исключая убыхов и шапсугов, нарочно приезжавших, чтобы видеть меня, обращались со мной не только вежливо, но даже старались оказывать услуги».
От командующего войсками на Кавказской линии генерала А.А. Вельяминова в аул прибыл российский офицер Шан-Гирей-Абат. Он предложил Тамбиеву выдать Торнау добровольно, а самому явиться с повинной к Николаю I, приезд которого на Кавказ ожидался в то время. Конечно, абрек отказался.

Абат передал Торнау записку от Вельяминова: «Не имея возможности освободить Вас другим способом, разрешаю Вам самому назначить за себя выкуп и переговорить об этом деле с захватившими Вас людьми через посланного мною офицера». Торнау на обороте ответил генералу: «Выкуп считаю невозможным. Чем более будут предлагать, тем более будут требовать. Человек в цепях не может назначить, чего он стоит, поэтому отказываюсь от предоставленного мне права… При совершенно потерянном здоровье ничего не стою, потому что ни к чему более не годен».

Вскоре Николай I согласился на выкуп, но Табиев запросил «столько золота, сколько в пленнике окажется веса». Царь не принял эти требования и поручил барону Розену «принять всевозможные меры к освобождению Торнау из плена». Разведчику оставалось надеяться только на побег.

Новости России
Последние новости
Интересные новости
Сохрани для себя частицу Олимпиады
Бобслей